Белорусы покупают больше компьютерной техники, чем россияне или украинцы

О состоянии розничного рынке компьютерной техники в период кризиса, об особенностях продвижения этого специфичного продукта, о рисках серого рынка и о будущем белорусской IT-розницы в прямом эфире Радио TUT.BY рассказывала торговый представитель компании ASUS в Беларуси Светлана Гусарова.

— Как поменялось положение компании ASUS на белорусском рынке в связи с кризисом?

— Кризис чувствуют все, но я бы разделила кризис на фактическую составляющую, согласно которой рынок падает, и надстроечную составляющую. Каждый человек и каждая компания, в принципе, оценивают кризисные явления субъективно, и, наверное, эта субъективная составляющая очень важна. Сейчас все ожидания на всех рынках почему-то начали расти, хотя реальная ситуация, в общем-то, не радует. Народ устал от того, что все плохо. Я атеист, но верю, что в начале было Слово, потому что слово формирует запрос, идею и существенно влияет на все. То, чего мы ждем, в итоге и определяет потом все, что мы получаем. В связи с этим я хотела бы сказать, что ASUS, наверное, относится к оптимистам на рынке. Если говорить об изменении структуры спроса, то да, рынок падает в low-end, то есть люди начинают экономить. Это очень существенно сказывается и на разработках, и на затратах самих предприятий, и на методике продвижения товара. Сейчас плохо всем. ASUS оптимист, и мы считаем, что кризис — это шанс: кому-то будет хуже, а кому-то лучше, и мы надеемся, что нам все-таки будет лучше. Секрет успеха — увидеть в глазах потребителя, что он хочет получить в итоге: на свой оскудевший кошелек наложить свой осознанный запрос и получить продукт.

— Как изменилось производство компании ASUS ввиду изменившихся запросов?

— В связи с тем, что сейчас идет сокращение затрат, для того чтобы сделать качественный продукт как можно более доступным, компания старается максимальное количество операций произвести сама. Ни для кого не секрет, что есть диверсификация производства: нет компаний, которые от болтика до крышечки делают все сами. Также сокращаются затраты на всех участках. Компания будет разрабатывать и предлагать новые продукты, которые по характеристикам будут близки к тому, что хочет народ. Например, сейчас очень популярны нетбуки. Рынок нетбуков в ближайшем будущем будет очень здорово расти, и мы подготовили к выпуску много новых моделей. ASUS собирается выпустить монитор со встроенным TV-тюнером, который сможет работать как телевизор. Конечно же, будет развиваться и рынок комплектующих (производство материнских плат, видеокарт), оптика. Ну и я надеюсь, что в скором будущем в Беларуси появится сетевое и серверное оборудование ASUS, которое снискало заслуженную популярность на других рынках.

— Можете ли вы оценить материальное изменение готовности белорусского рынка? Сколько был готов потратить белорус на технику ASUS до кризиса и сколько он готов потратить сейчас?

— Я могу оценить в целом сужение спроса. По множественным оценкам, рынок по объему потребления откатился на уровень 2005-2006 годов. Восстанавливаться будет очень сложно, потому что за последние годы этот рынок сделал большой скачок. С другой стороны, тратя деньги, вы хотите за них получить адекватный продукт, и если вы понимаете, что, добавив 5 рублей, можно получить выигрыш в качестве, производительности и надежности, вы отдадите эти 5 рублей за то, чтобы потом не иметь проблем.

Я думаю, что сейчас люди несколько дезориентированы в том, что нужно покупать и на что тратить деньги. Люди должны немного осознать, что происходит, и только после этого можно будет говорить о каком-то решении, которое население принимает в среднем. Сейчас просто тратят меньше и пристальнее выбирают то, что хотят купить.

— Каким образом в условиях кризиса меняется продвижение IT-продуктов?

— У каждой компании своя стратегия продвижения товара на рынки. Можно идти по пути вкладывания денег в маркетинг и продвижение, как это делают многие уважаемые мной компании. Это требует затрат. Можно идти по пути максимального вложения в железо, в сам продукт, как и делает ASUS. И это очень действенный путь.

Я полагаю, что реклама сейчас должна действовать акупунктурно. Не нужно завешивать все большими плакатами и растяжками. Нужно давать рекламу там и тем, где и кому она нужна. У нас очень узкая целевая аудитория, которая хочет знать именно о новинках, а не о существовании самой компании.

— Некоторые продавцы отмечают нетипичный для этого времени спрос на IT-технику в июне. Можете ли вы говорить об этом и чем вы это обосновываете?

— Для сравнения всегда нужно иметь точку отсчета. Рынок сильно обвалился, но так как белорусский рынок имеет свои особенности даже в эпоху глобального кризиса, он стал валиться гораздо позже, чем рынки Прибалтики, России, Западной Европы, Украины. Например, в январе-феврале ситуация на IT-рынке была неплохой: товары покупали. Люди, испугавшись, бежали тратить деньги. Потом люди освободили деньги, которые были у них, условно говоря, отложены на черный день или на какую-то покупку, которую они просто сдвинули по сроку. Создался вакуум, и рынок в марте, апреле и мае стал очень быстро опускаться. В июне отложенный спрос начал немного отыгрывать, поэтому, с моей точки зрения, и пошли продажи.

— Некоторые объясняют повышение июньского спроса тем, что люди отказываются от отпусков и тратят отпускные деньги на компьютерную технику. Вы не склонны так думать?

— Люди, с которыми я общаюсь, распределяют свои средства так, что на монитор они отпускные деньги менять не будут. А в целом, может быть, какое-то перераспределение денег именно с акцентом на IT-продукцию и существует. Общее мнение о среднем белорусе в других странах — терпеливый и интеллектуальный. Наш средний потребитель покупает больше IT-продукта, чем средний покупатель в той же России или Украине. Так что если и есть какое-то смещение спроса с отдыха на IT, то оно обусловлено нашим специфическим менталитетом. Но я не думаю, что люди побежали покупать компьютеры только потому, что отказали себе в удовольствии поплескаться в море.

— На ваш взгляд, как кризис поменяет спрос и предложение на розничном IT-рынке Беларуси?

— Всегда сложно прогнозировать изменение спроса и предложения, потому что спрос, как известно, рождает предложение, и зависит он от того, что будет хотеть человек, а это всегда сложно угадать. Естественно, люди будут хотеть играть, работать. Многое зависит от того, какие компьютерные игрушки появятся на рынке, насколько они будут требовательны к железу. Многое будет зависеть и от того, как будет развивать бизнес в целом, потому что, помимо людей, который покупают ноутбук или компьютер себе домой, есть еще и компании, которые используют оборудование для работы. И если бизнес будет сжиматься дальше, то потребности его будут падать. Розничный рынок будет идти к тому, что люди будут больше вкладывать в будущее. Для работы системные требования в большинстве случаев невелики. Как раз локомотивом продаж и разработок являются игроки, которым нужна тяжелая железная артиллерия.

— Могут ли после кризиса в Беларуси появиться фирменные магазины IT-производителей?

— Я не думаю, что будут появляться фирменные магазины. Человек обычно не приходит покупать конкретный ноутбук конкретного производителя — он приходит купить сам ноутбук, и в магазине он должен иметь право выбора. Нужно уважать это право человека, и брендовый магазин это право слегка ограничивает.

— А что насчет появления больших IT-маркетов? Нужны ли они белорусскому рынку?

— В обозримом будущем розница может пойти по двум путям развития. Это развитие большой розницы формата гипермаркета, где на полках выставлено вообще все. Специализированная розница IT-продуктов имеет право на существование, но это очень затратно и требует большого количества представленного продукта. В нашей стране есть проекты, которые я бы назвала точечными и высокопрофессиональными. Розница IT-продукта — это когда ты пришел в магазин, и если не знаешь, что хочешь купить, тебе это объяснят, помогут понять, что тебе нужно на конкретные деньги. Так вот, профессиональных консультантов в Беларуси не так много. И я уверена, эта розница держалась и будет держаться именно на этих консультантах.

— Как официальный рынок уживается вместе с серым?

— Мы никуда от него не денемся. Важен лишь процент. И если в Беларуси серый рынок большой, то это чисто экономическая ситуация, которая приводит к развитию такого рынка. Покупая что-то, вы хотите получить продукт, который будет работать. Серый рынок — это большой риск. К сожалению, это не всегда учитывают люди, которые покупают продукты на этом рынке. Не бывает такого, чтобы за маленькие деньги можно было купить классный продукт. Но опять же, тратить деньги на свое усмотрение — право выбора человека.

— Как скоро закончится кризис на рынке IT-розницы и при каких условиях наш рынок сможет успевать за мировым?

— Я бы сказала, что наш IT-рынок не просто успевает за мировым — он идет нога в ногу. Степень потребления IT-продуктов на душу населения в нашей стране весьма высока. Что касается интернета, то мы впереди России. Белорусы — очень мобильная нация в плане принятия новинок.

Строить прогнозы на потом можно тогда, когда ты понимаешь, что происходит сейчас. Мировой кризис еще не достиг своего дна. И те откаты, которые сейчас происходят в ценах на нефть, в колебаниях индексов и котировок на фондовых рынках, не связаны с глобальными изменениями, которые повлекли бы за собой стабилизацию. Что касается Беларуси, то я всегда придерживалась принципов дорогу осилит идущий и если ты хочешь чего-то достичь, ты этого достигнешь. Наши люди понимают, что IT-продукт нужен им, чтобы оставаться на плаву и совершенствоваться, ведь в кризис выживает сильнейший, умнейший и мобильнейший. Я хотела бы выразить надежду на то, что наша нация сможет быть прозорливой и распределять свои потребности таким образом, чтобы не выбросить IT-продукт за пределы этих потребностей.

radio.tut.by

 

Редакция
Оцените автора
BYBANNER.COM

Добавить комментарий