Выступление Президента США относительно защиты национальной инфраструктуры сети интернет

Мы собрались сегодня во время трансформации – момент в истории, когда наши взаимные связи с остальным миром таят перед нами и большие надежды, и большие угрозы одновременно. Сейчас, последние четыре месяца, моя администрация предпринимает решительные шаги, для того, чтобы выполнить обещания противостоять этим угрозам.

Мы вместе работаем над тем, чтобы оправиться от глобальной рецессии и заложить новую основу для долгосрочного процветания. Одновременно мы укрепляем наших вооруженные силы, воюющие сейчас на два фронта.

Происходит качественное обновление американского лидерства, поставленного перед ответом на нестандартные вызовы современности, от распространения ядерного терроризма и изменения климата до пандемии заболеваний. При этом все мы – и правительство, и Белый дом, проводим политику беспрецедентной прозрачности и ответственности, предлагая новые пути для участия в демократии для всех граждан Америки.

Однако наш прогресс невозможен, как невозможно решить ни один из вызовов 21 века, без опоры на цифровую инфраструктуру Америки – краеугольного камня, лежащего в основе процветания экономики, сильной армии открытого и эффективного правительства. Без этого фундамента выполнение всей этой работы не возможно.

Уже много раз говорилось о том, что революция в области коммуникаций и информационных технологий дала рождение виртуальному миру. Но не будем заблуждаться: в реальности мы зависим от мира киберпространства каждый день. Он включает все наше оборудование и программы, настольные и портативные компьютеры, сотовые телефоны и Блэкберри, которые вплетены в ткань каждого аспекта нашей повседневной жизни.

Это широкополосные и беспроводные сети, локальные сети в наших школах, больницах, на предприятиях, другие массовые сети служащие нашей стране. Это и секретные военные, и разведывательные сети, служащие нашей безопасности, это и Интернет, который взаимно связал нас больше, чем когда-либо в истории человечества.

Итак, киберпространство реально. Отсюда реальны и риски, пришедшие вместе с ним.

В этом состоит великая ирония нашего информационного века – те же технологии, что позволяют нам создавать и строить, являются также возможностями для тех, кто хочет нам навредить. Этот парадокс, – видимый и невидимый – это то, что мы испытываем каждый день.

Речь идет о частной жизни и экономической безопасности американских семей. Мы полагаемся на Интернет, оплачивая наши счета, в банках, магазинах, при оплате наших налогов. Но нужно знать целый словарь терминов, для того чтобы быть на шаг впереди киберпреступников, их шпионских и вредоносных программ, спуфинга и фишинга и других. Миллионы американцев уже стали их жертвами: их частная жизнь нарушается, их личные данные похищаются, их кошельки опорожняется и вся их жизнь переворачивается вверх дном. По данным одного исследования, только за последние два года киберпреступность стоила американцам $ 8 млрд.

Я знаю на собственном опыте, что чувствуешь, когда нарушается неприкосновенность твоей частной жизни – это не раз случилось со мной и моими близкими. Ни для кого не секрет, что в моей президентской кампании Интернет и технологии использовались для трансформации нашей политической жизни. Общественности, при этом, не известно, что в ходе выборов, хакеры проникли в наши компьютерные системы. Всех, кто жертвовал на нашу кампанию, хочу уверить, что их средства остались нетронутыми, а конфиденциальная личная и финансовая информация были защищены.

Но в период между августом и октябрем, хакеры получили доступ к электронной почте и ряду файлов предвыборной кампании, включая документы раскрывающие политические позиции и планы поездок. Нам пришлось тесно сотрудничать с ЦРУ, ФБР и Службой Внутренней безопасности, нанимать консультантов для восстановления наших систем. Это явилось мощным напоминанием: в информационный век, ваше ключевое преимущество – в нашем случае это наша возможность общаться с широким кругом сторонников через Интернет – может стать одной из областей наибольшей уязвимости.

Это также вопрос американской экономической конкурентоспособности. Представитель малого бизнеса в Сент-Луисе и трейдер торгующий облигациями на Нью-йоркской фондовой бирже, работник международной судоходной компании в Мемфисе и начинающий предприниматель из Силиконовой долины – все они нуждаются в Сети, чтобы начислить заработную плату, торговать акциями, осуществлять поставки, сделать новый технологический прорыв. Только в прошлом году объем электронной коммерции в розничных продажах составил около $ 132 млрд.

Но каждый день мы ощущаем, как волны киберпреступников прочесывают Интернет в поисках чувствительной информации. За тысячи километров одинокий хакер – недовольный жизнью работник – организовал преступление – промышленный шпионаж в пользу иностранных разведывательных служб. В прошлом году одним циничным актом воры украли миллионы долларов из 130 банкоматов в 49 городах по всему миру, используя похищенные с кредитных карт данные. И они сделали это всего за 30 минут. Как сообщается, сотрудник американской компании был обвинен в краже интеллектуальной собственности на сумму 400 млн. долл. США. По оценкам за прошлый год, по всему миру киберпреступники украли интеллектуальной собственности на сумму до $ 1 трлн.

Экономическое процветание Америки в 21 веке будет зависеть от кибербезопасности.

Это же является вопросом государственной и национальной безопасности. Электронные системы доставляют нефть и газ, электричество и воду. Они используются в общественном транспорте и управлении воздушным движением. При этом нам известно, что киберзлоумышленники уже пытались проникнуть в наши сети электроснабжения, и что в одной стране из-за кибератак целый город погрузился в темноту.

Наши технологические преимущества являются ключевым элементом американского военного доминирования. При этом оборонные и военные сети непрерывно отражают кибератаки. Аль-Каеда и другие террористические группы заявляют о своем намерении совершать киберакты в нашей стране – нападения, которые трудно обнаружить и против которых еще труднее защищаться. Действительно, в современном мире, акты террора могут исходить не только от горстки экстремистов в жилетах самоубийц, но представлять собой удары с компьютера – современного оружия массового потрясения.

При одном из наиболее серьезных на сегодняшний день киберинцидентов в отношении наших военных сетей, несколько тысяч компьютеров в прошлом году были злоумышленно инфицированы вирусами и враждебным программным обеспечением. И хотя информации на них не была скомпрометирована, нашим подразделениям пришлось избавиться от этих запоминающих устройств – главных накопителей – вынужденно изменив способ своего функционирования.

А в прошлом году мы имели возможность заглянуть в будущее лицо войны. Когда российские танки катились по Грузии, кибератаками была парализована работа грузинских правительственных сайтов. Террористы, сеявшие смерть и разрушения в Мумбаи полагались не только на оружие и гранаты, но и на GPS и телефоны, использовавшие голосовой Интернет.

Вследствие этих причин, теперь очевидно, что этого киберугрозы является одними из наиболее серьезных экономических и национальных проблем стоящих перед нацией в области безопасности.

Ясно так же, что мы должным образом не подготовлены к этим угрозам ни в правительстве, ни в государстве. В последние годы был достигнут определенный прогресс на федеральном уровне. Но так же, как мы проваливали в прошлом инвестирование в нашу «физическую» инфраструктуру – дороги, мосты и рельсы – мы проглядели и вложения в безопасность нашей цифровой инфраструктуры.

У нас нет ни одного официального ответственного за надзор за политикой в этой области в федеральном правительстве – ни одно учреждение не несет ответственности и полномочий соответствующих сложности и масштабу этой проблемы. В действительности, когда речь заходит о кибербезопасности, федеральные органы во многом даже перекрывают свои функции, но обмен информацией и координации действий друг с другом, и с частным сектором, отсутствуют. Мы наблюдаем это, например, в отсутствии организованного ответе на появление Conficker – Интернет червя заразившего за месяцы миллионы компьютеров во всем мире.

Это статус-кво больше не приемлемо, сейчас, когда так много поставлено на карту. Мы можем и должны делать больше.

Поэтому сразу по вступлении в должность я поручил совету по Национальной Безопасности провести комплексную проверку усилий федерального правительства по защите информационной и коммуникационной инфраструктуры, а также разработать рекомендации наилучших путей реализации этих решений, с тем, чтобы они обеспечили безопасность наших сетей и нашего процветания.

Эта работа велась открыто и прозрачно. Хочу отметить Мелиссу Хафвей (Melissa Hathaway), которая находится здесь – она исполняет обязанности Старшего Директора по киберпространству в нашей Программе Национальной Безопасности и руководила группой анализа; а также Центр Стратегических и Международных Исследований нашей двухпартийной Комиссии по кибербезопасности, и всех участников нашей 60-дневной программы. Были выслушаны мнения различных групп, многие из которых представлены сегодня здесь, и я хочу поблагодарить всех за их вклад: это представители индустрии и научных кругов, фондов гражданских свобод и частного сектора – всех защитников конфиденциальности. Мы выслушали представителей всех уровней и ветвей власти – от местных до федеральных, гражданских, военных, разведки, внутренней безопасности, а также представителей Конгресса и наших международных партнеров. Я консультировался со своими командами по Национальной и Внутренней Безопасности и своими экономическими советниками.

Сегодня я представляю отчет по этой работе, и хочу заявить, что моя администрация будет осуществлять новый комплексный подход к обеспечению безопасности цифровой инфраструктуры Америки.

Этот новый подход начинается сверху, лично с меня: Впредь наша цифровая инфраструктура – сети и компьютеры, от которых мы зависим каждый день – будут рассматриваться нами так, как они должны рассматриваться – как стратегический национальный актив. Защита этой инфраструктуры будет приоритетом национальной безопасности. Мы обеспечим ее безопасность, устойчивость и надежность работы. Мы будем останавливать, предотвращать, обнаруживать и защищать ее от нападений, быстро восстанавливаясь от сбоев и повреждений.

Чтобы придать этому начинанию должный уровень представительства и фокус, которого оно заслуживает, на этой неделе объявлена организация Единого Совета по Национальной Безопасности. Здесь, в Белом доме, мною создается новый офис, которым будет руководить Координатор по Кибербезопасности. Учитывая исключительную важность этой сферы, я приму личное участие в выборе этого должностного лица. Я рассчитываю на этот офис во всех вопросах касающихся кибербезопасности, и его руководитель будет иметь мою полную поддержку и регулярный доступ.

Хочу подчеркнуть важность функций предназначенных для этой должности: это оркестрование и интеграция всех аспектов политики безопасности сети Интернет в области управления; тесное сотрудничество с офисами Управления и Бюджета, чтобы бюджет агентства отражал его приоритеты, а так же координация ответных действий в случае крупных происшествий или нападений.

Для федеральной составляющей политики укрепления безопасности интернет, мой координатор по Кибербезопасности также будет являться членом Совета национальной безопасности, а также членом Национального экономического совета. Чтобы обеспечить соответствие этой политики Совета нашим основополагающим ценностям, в него будут включены должности занимающиеся охраной гражданских свобод и частной жизни американского народа.

Предстоит много работы. Доклад, который мы выпускаем сегодня, содержит меры, планируемые в пяти ключевых областях.

Во-первых, работая в тесном сотрудничестве с сообществами, представленными здесь сегодня, нам предстоит разработать новую всеобъемлющую стратегию по обеспечению безопасности информационно-коммуникационных сетей Америки. Для обеспечения согласованного подхода всего правительства, мой Координатор по Кибербезопасности будет работать в тесном контакте с главный технический директором моей администрации Аниш Чопра (Aneesh Chopra), а так же с начальником моей информационной службы, Вивек Кундра (Vivek Kundra). Управление по безопасности в Интернет будет являться одним из моих ключевых приоритетов и ему будут подотчетны все федеральные агентства. Критерии прогресса в этой области будут измеряться по очевидным для всех, прозрачным критериям и показателям. Вообще, разработка этой стратегии будет открытой и публичной, вы можете убедиться в этом из сегодняшнего доклада, и огромного количества информации на нашем веб-сайте, www.whitehouse.gov.

Второе. Обеспечить единый и организованный ответ на кибератаки, мы можем только работая сообща – в том числе с государственными и местными органами власти, частным сектором. Учитывая огромный ущерб, к которому может привести единственная кибератака, половинчатые решения здесь не уместны. Забота об обороне после инцидентов или нападений не является разумной. Необходимо реагировать так же, как мы реагируем на стихийные бедствия – необходимо заранее иметь готовые планы и ресурсы, обмениваться информацией, выдавать предупреждения и обеспечивать скоординированные ответные меры.

Третье. Мы будем укреплять сотрудничество государственного и частного секторов, которое имеет решающее значение в данном начинании. Подавляющее большинство важнейших информационных инфраструктур в США находится в собственности, либо управляются частным сектором. Однако позвольте мне быть предельно ясным: моя администрация не собирается диктовать стандарты безопасности для частных компаний. Напротив, мы будем сотрудничать с представителями индустрии, с тем, чтобы найти технические решения, которые обеспечат нашу безопасность, и будут содействовать процветанию.

Четвертое. Мы будем продолжать вкладывать средства в передовые исследования и разработки. Это необходимо чтобы совершить открытия, которые будут отвечать цифровым вызовам нашего времени. Поэтому моя администрация выделяет крупные ассигнования на информационную инфраструктуру: укладку широкополосных линий в каждый уголок Америки; строительство «умных» электросетей для более эффективного распределения электроэнергии, внедрение следующего поколения системы управления воздушным движением, а также переход к электронному хранению медицинской информации, защищающий вашу конфиденциальность и снижающий затраты для сохранения жизней.

И, наконец, мы начнем национальную пропагандистскую кампанию в целях повсеместного осознания данной проблемы, стимулирования информирования и грамотности в области цифровых технологий – везде, начиная с залов заседаний советов директоров корпораций и заканчивая классами в школах. Также мы создадим новые рабочие места и профессии для цифровых работников 21-го века. Этим мы открываем для себя новые горизонты в другие области – математики и точных наук, осуществляя историческую инвестицию в будущие исследования и разработки. Уже не является достаточным, что наши дети и студенты знают современные технологии блогов, социальных сетей и электронной почты. Мы хотим, чтобы они открывали новые технологии, позволяющие нам работать более эффективно и процветать в будущем. И мы это сделаем.

Позвольте мне также прояснить и то, чего мы делать не будем. Наша приверженность идее безопасности сети интернет не будет, и я повторяю – не будет!… включать в себя мониторинг частный жизни в сети или мониторинг Интернет-трафика. Мы будем сохранять и защищать неприкосновенность частной жизни и гражданских свобод, то, чем мы дорожим как американцы. Более того, я по-прежнему твердо верю в абсолютный нейтралитет Интернета, в то, что он должен быть открытым и бесплатным.

Все это не простые задачи. Около 1,5 млрд. человек по всему миру уже используют сеть, и их число растет каждый день. Различные группы и правительства оттачивают там свои возможности. Защита нашего процветания и безопасности в глобализованном мире, будет долгой и трудной, требующей терпения и настойчивости на много лет.

 

Оцените статью
BYBANNER.COM

Добавить комментарий